Романы, повести, рассказы, стихи

Полное собрание сочинений Веры Боголюбовой: проза, поэзия, авторское чтение

Встреча с инопланетянами

Рассказы, повести Романы

Книга 2, глава 5, "Лаландина"


Друзей Олесь застал за обеденным столом у Артума. Здесь были все семь
человек. Он рассказал им о последних событиях, показал столичную газету с
репортажем о пресс-конференции.

— Понимаете, ребята, сознание землян не воспринимает вас как реальность. Мы
настолько привыкли думать, что Земля — единственная планета, где существует
разумная жизнь, что не можем преодолеть этот стереотип. Сейчас мы с вами
должны перешагнуть через этот барьер. Давайте сделаем так. Пусть каждый из
вас напишет что-нибудь о Лаландине. Вы, Артум, напишите обращение к
землянам, остальные пусть напишут, по желанию, небольшие сообщения о
какой-либо стороне жизни вашей планеты, о животном и растительном мире, о
семейном укладе, о детях и их воспитании и так далее. Я, в свою очередь,
расскажу о нашем знакомстве, о моем посещении вашей планеты, о моих
впечатлениях от посещения Лаландины. Все эти материалы мы отправим по
электронной почте во все газеты мира. Люди должны поверить в вас, в вашу
реальность.

— Хорошо, — сказал Артум. — Сейчас все будем писать. Мы распределим темы,
чтобы не повторяться.

— А еще, ребята, население этого городка желает с вами познакомиться, —
сообщил Олесь гостям радостную новость. — Они просили меня передать вам
просьбу. Сегодня в шесть вечера по местному времени все будут ждать вас в
клубе.

— Это великолепно, — обрадовался Артум. — Мы с великой радостью все придем.

— Как вас здесь устроили? — поинтересовался Олесь, оглядывая меблированную с
большим вкусом комнату. — Довольны ли вы квартирами? Нравится ли вам здесь?

— О! Нас устроили замечательно! Такие роскошные квартиры! Такое внимание и
забота! Нам здесь очень нравится, здесь такой чистый воздух! Если бы мы не
были в ваших городах, то не могли бы с уверенностью сказать, как больна ваша
планета.

— Вот и хорошо! Будем жить и работать здесь и делать все возможное, чтобы
человечество больше о вас узнало.

— Спасибо вам, Олесь! Вы нам очень помогли. У нас появилась уверенность, что
мы справимся с нашей миссией и поможем землянам нашими знаниями в решении
труднейших задач, которые стоят перед вами.

Вечером все население городка собралось перед зданием клуба. Естественно,
всех желающих зал вместить не мог. Тогда было принято решение встречу
организовать на улице. Клуб стоял на пригорке, поэтому все стали
рассаживаться прямо на земле, а внизу составили столы, принесли стулья, по
деревьям развесили усилители и прожектора.

Вдруг внимание всех присутствующих привлекла одна пара молодых людей. Они
шли, держась за руки, и никого и ничего не видели вокруг. Парень был хорошо
сложен, прямо скажем, эталон мужской красоты, крепкий, здоровый, сильный.
Спутница его была настолько хрупким и нежным созданием, что казалось, будто
она сошла со страниц какой-нибудь сказки. Она была в светло-голубом платье,
по плечам ее были разбросаны белоснежные пушистые волосы. Все, затаив
дыхание, смотрели на это видение. Пара прошла мимо всех и стала удаляться в
сторону парка, переходящего в лес. Даже дети притихли, глядя на них.

— Господи! До чего же красивые молодые люди! Дай им Бог счастья! Чьи они
будут? — спросила, крестясь, старуха и перекрестила воздух им вслед.

А Жения и Игорь уходили все дальше и дальше, пока не скрылись из виду в гуще
деревьев.

Организаторы проверили микрофоны, зажгли прожектора. А люди все подходили.
Подъехали несколько автобусов. Это приехали люди из соседних сел и деревень.
Сибирский телеграф сработал на славу.

Пришел Олесь со своими друзьями. Они были все в сборе, кроме Жении. Гости
сели за стол. Олесь взял микрофон.

— Друзья! Я рад снова приветствовать вас. Но я вернулся не один. Я приехал к
вам с друзьями. Позвольте мне познакомить вас с ними. Артум — великий ученый
планеты Лаландина.

Артум поднялся и, смущенно улыбаясь, поклонился. Подбежала девочка и
протянула ему букет цветов. Олесь называл остальных, они вставали, и дети
несли им цветы.

Потом Олесь подробно рассказал всем о знакомстве с лаландинцами, о посещении
планеты Лаландина, об их научных достижениях.

После него Артум вкратце изложил свои впечатления о Земле, поблагодарил за
теплый прием и за заботу о них. Каждый из гостей хоть что-нибудь поведал
землянам о своей планете. Несколько кинолюбителей снимали все на пленку.
После выступлений гостей Олесь взял микрофон.

— Если у вас есть вопросы, то, пожалуйста, наши гости ответят на все, что
вас интересует.

Поднялись сотни рук. Шесть девушек с микрофонами едва успевали обслуживать
всех желающих. Вопросы были неожиданными и разными, но гости с большой
охотой отвечали на все. Они были счастливы, что эти простые люди Земли верят
в их реальность, и интерес их настолько велик и искренен, что они
почувствовали себя нужными этим людям, что не все еще потеряно для них. Надо
быть настойчивыми и те преграды, которые еще стоят между двумя планетами,
скоро рухнут.

В руки взяла микрофон девочка лет восьми.

— Дяди, — раздался через усилители ее тонкий голосок. — Почему вы все в
темных очках?

Все расхохотались. Микрофон взял Артум.

— Милое юное создание! Дело в том, наши глаза темно-красного цвета и чтобы
не выделяться среди вас, мы носим эти очки. Я обещаю тебе, что, живя рядом с
вами, мы не будем больше прятать наши глаза за стеклами темных очков. — Он
снял очки и спрятал в боковой карман. Сняли очки все остальные. Раздались
аплодисменты.

К столу подошел Мартынов, взял микрофон.

— Дорогие наши гости, — он поклонился инопланетянам, — прошу вас и всех,
пришедших на эту встречу, в нашу столовую. В трех ее залах накрыты столы.
Наши местные таланты выступят перед вами с художественной самодеятельностью.
На всех трех танцплощадках будут танцы, кроме того, танцевальный зал
распахнет свои двери для любителей классического танца.

Потянулись к столу люди с цветами. Цветы дарили инопланетянам, директору,
Олесю. Потом все пошли в столовую. Не все, конечно. Мамы с ребятишками пошли
по домам, а молодежь и гости, приехавшие на встречу из соседних сел и
деревень не отказались от продолжения праздника.

В столовой была сцена, там суетились нарядные девушки и парни. Оркестранты
что-то тихо наигрывали, готовясь к предстоящему выступлению. Зал столовой
был большой с очень высокими потолками.

“Акустика, видать, здесь хорошая”, — подумал Олесь.

А люди шли и шли. Зал столовой был огромен, так как раздвинули стены между
тремя большими залами, объединив их в один. Столики уходили куда-то вдаль.
И, несмотря на такое количество народа, столики оставались свободными.

Вдруг заплакали электрогитары. Струнный оркестр играл космический вальс. В
нем чувствовалась огромная тоска одинокой Земли на бескрайних просторах
Вселенной.

“Теперь Земля не одинока, — подумал Олесь. — У нее появилась хорошая подруга
Лаландина. Скоро композиторы станут сочинять новую музыку, темой которой
станет Лаландина и союз двух планет различных солнечных систем”.

Будто угадав его мысли, на сцену вышла девушка в длинном вечернем платье.

— А сейчас наша местная знаменитость, Саша Денисов, прочтет стихи, которые
только что написал.

На сцене стоял мальчишечка от горшка полвершка. Местная знаменитость
уверенно взял микрофон, видно, выступает не впервые.

Я плыву на льдине
Далекой Лаландины,
И земною удочкой
Рыбу я ловлю.

В зале дружно захлопали. Поэт поклонился и важно пошел со сцены. Затем были
песни, зажигательные пляски, веселые хороводы. Струнный оркестр сменило трио
артистов, после них заиграл духовой оркестр. В зале задвигались, стали
убирать столы и стулья. Многие пошли на летние танцплощадки.

Оркестр заиграл вальс. К Олесю подошла высокая статная дама с пышной копной
каштановых волос. Он глянул на нее и глаз не мог оторвать. Что-то до боли
знакомое и такое родное. Дама улыбнулась.

— Не узнаешь, пострел?

— Тетя Паша! — Он утонул в ее объятиях. — Тетя Паша, что с вами случилось?

Она на ушко шепнула ему:

— Это Остап всуропил мне своей гадости. Он много лет меня уговаривал, но я
долго не соглашалась, а потом черт дернул меня согласиться.

— Тетя Паша, а что же вы теперь журналистам будете показывать? — смеялся
Олесь.

— Покажу то, что осталось, — смеясь, ответила она.

— Тетя Паша, приходите к нам в гости. Я вас с мамой познакомлю и с братом.

— Олесь, я, по-моему, твоего брата видела, — она рассказала ему о той паре,
которую видела у клуба.

— Да, это он. А девушка — инопланетянка.

— Скоро свадьба?

— Какая свадьба? — подхватился Олесь.

— Самая обыкновенная. Там такая любовь, которая может присниться в самом
хорошем сне.

Олесь оглянулся, как бы ища поддержки, но никого рядом не было. Всех
лаландинцев ушлые бабы и девушки завлекли на танцы. Олесь увидел, как Артум
лихо отплясывал русскую с какой-то рыжей бабенкой, а остальных не было
видно.

Тетя Паша взяла Олеся под руку.

— Пойдем, я тебя кое-кому представлю.

У стены стоял симпатичный мужчина с едва обозначившимся брюшком. Он был в
темных очках. Они подошли к этому мужчине.

— Познакомьтесь, пожалуйста, профессор Артеменко…

Незнакомец протянул руку.

— Академик Готлиб, — и снял очки.

— Остап Соломонович, — вскрикнул пораженный Олесь, обнимая академика. — Вот
это я понимаю, обнять есть что. Да вы помолодели лет на тридцать. Работать
не желаете? А то среди наших друзей есть специалисты по долголетию и
бессмертию.

— А как же рок?

— У них нет такого понятия, но они столкнулись с этим у нас на Земле. И
сейчас работают над проблемой, как подчинить его человеку, чтобы не рок
властвовал над человеком, а наоборот.

— Тогда пойду. Руки чешутся. Ой, как соскучился по работе.

— Приходите завтра к директору. Будем решать некоторые организационные
вопросы.

— Обязательно приду.

Они пошли втроем. Им было о чем поговорить и что вспомнить.

Максим Сергеевич очень обрадовался возвращению Остапа Соломоновича.

— Ну, что? В свой прежний кабинет пойдешь? Хватит волынить.

— Зачем мне прежний? — возразил Остап Соломонович. — Там кто-то есть,
наверно. Давай в новый корпус.

— Какой этаж тебя устроит?

— Любой. Чем выше, тем лучше. Мне врачи бегать велели, — поглядев на свое
брюшко, улыбнулся Готлиб.

Максим Сергеевич улыбнулся в ответ.

— Вот тебе ключи от 412 кабинета. Это на четвертом этаже. Там рядом сам
посмотри — две, три лаборатории занимай. Как тебе хочется. Младший персонал
там есть. Если не подходит, подбирай сам.

Открылась дверь. Зашли лаландинцы и Олесь.

— Остап Соломонович, вы уже здесь? — обрадовался Олесь. — А я только что о
вас рассказывал нашим друзьям. Познакомьтесь. Наш академик Остап
Соломонович, а это наши друзья Артум, Луар, Ромер. Луар желает с вами
сотрудничать.

— Да? Ну, тогда пошли. Дальнейшее знакомство продолжим на месте, — Готлиб
увел Луара на новое место работы.

— А кто у нас сейчас занимается вопросами экологии? — спросил Олесь у
Максима Сергеевича.

— Анатолий Сергеевич Дружинин. После вашего отъезда он полностью отдал себя
этой проблеме. А что?

— Это основная тема Ромера, и он хочет ею здесь заниматься.

— А вот и он, — показал директор на распахнувшуюся дверь.

— Олесь!

— Анатолий!

После взаимных приветствий Олесь познакомил Анатолия с Артумом и Ромером.

— Ромер хочет с тобой работать, — сказал Олесь.

— Правда? — удивился Анатолий. — Я и не мечтал о таком счастье! Тогда
пошли? — Анатолий увел Ромера.

В кабинете остались Олесь, Артум и Максим Сергеевич.

— Максим Сергеевич, у вас не найдется для меня местечко? — робко проговорил
Олесь. — У нас с Артумом большие проблемы, и мы хотим их решить, если
позволите.

— Олесь! Сынок! О чем ты спрашиваешь? У нас построен новый корпус. Иди и
выбирай себе любой кабинет, любую лабораторию. Остальные возможности наши ты
знаешь.

— Хорошо. Мы с Артумом выберем себе.

Когда они уходили, уже в дверях Артум остановился и обернулся к директору.

— Максим Сергеевич, позвольте мне поблагодарить вас за вчерашний праздник.
Он превзошел все наши представления о землянах. Столько радушия, тепла,
заботы и внимания мы еще не находили ни в одном уголке вашей планеты. С
народом, который умеет так веселиться, можно достичь многого.

— Уж чего-чего, а веселиться мы умеем, — заверил Максим Сергеевич,
улыбаясь. — Да, совсем забыл, а ваши молодые люди не желают прийти к нам
работать? — спросил директор Артума.

— Они обязательно придут, но позже. Они гуляли почти до утра. Местные
девушки всю ночь учили их танцевать ваши танцы. Так что они сейчас
отсыпаются. А потом будут писать о жизни на Лаландине. Олесь Семенович всем
нам дал такое задание.

Весь второй этаж нового корпуса еще пустовал. Во все двери были вставлены
ключи. Заходи свободно и смотри. Если тебе понравился кабинет или
лаборатория, то просто запри дверь и вынь ключ. В запертую дверь без ключа
уже никто не войдет, значит, здесь уже занято. Остается на бирке ключа
указать свою фамилию и сдать дежурному.

Олесь с Артумом выбрали для себя два смежных кабинета и три ближайших
лаборатории, составили список необходимого оборудования, который отправили
по пневматической почте в отдел снабжения.

— На сегодня хватит, — сказал, зевнув, Олесь. — А то прошедшая ночь дает о
себе знать. Пойдемте по домам.

При выходе они сдали дежурному пять ключей.

Дома Олесь застал Игоря в серебристом костюме.

— Ты куда собрался?

— Я хочу Жении показать наш шарик.

— А ты уверен, что Жения хорошо ориентируется в надпространстве? Не
заблудитесь! — забеспокоился Олесь.

— Не волнуйся, брат. Она самостоятельно путешествует даже на Лаландину.

— Смотри. Крепче за руки держитесь, — съязвил Олесь. Но Игорь был так далек
от действительности, что не заметил иронии брата.

Жения ждала Игоря в небольшом скверике у дома. На ней был облегающий
серебристый костюм. Увидев Игоря, она поднялась со скамеечки и пошла ему
навстречу. Он подошел к ней и взял за протянутую руку. Они улыбались друг
другу. На соседней скамеечке присела тетя Паша. Тяжелая сумка с овощами и
фруктами утомила ее. Она залюбовалась молодой парой и вдруг ахнула,
всплеснув руками. Игорь и Жения, держась за руки, медленно поднимались в
воздухе все выше и выше. Она перекрестилась.

— Господи, уж не схожу ли я с ума?

А молодая пара вдруг стала таять и совсем исчезла.

Засыпая, Олесь услышал трель дверного звонка, затем сильные удары по двери
чем-то тяжелым.

— Да что же это за хулиганство, — стал одеваться Олесь.

Дверь кто-то открыл, и он услышал громовой голос тети Пашин:

— Видение! Я сейчас видела видение.

Олесь вышел. У входных дверей стояли испуганная мама и взъерошенная тетя
Паша.

— Тетя Паша, в чем дело? — забеспокоился Олесь.

— Сынок, ты дома? Я сейчас такое видела! Такое видела! Я шла к вам, — начала
рассказывать она, — картошки, капусты, огурчиков, помидор собрала на
огороде. Да, а где сумка моя? Олесь, беги, принеси. Я ее от испуга у
скамейки оставила.

— Тетя Паша, познакомьтесь, это — моя мама. Подождите, я мигом.

Когда он принес огромную тяжелую сумку, тетя Паша продолжала:

— Присела я, значит, у вашего дома на скамейку отдохнуть. А тут двое. Она,
очень похожая на ту, которую я вчера в парке видела с твоим братом, и он.
Его я не узнала. Он в каком-то серебристом одеянии, будто голый совсем. И
та, бестия, тоже будто голая, а сама вся серебром сияет. Подошел он к ней,
значит, взял ее за руку, и они стали взлетать. Я онемела от страха, а они
все выше и выше и вдруг исчезли.

Олесь расхохотался, представив, какие пересуды пойдут по поселку.

— Успокойтесь, тетя Паша! Это Игорь со своей подружкой Женией пошли
прогуляться.

— Как пошли? Они же полетели, прямо по воздуху.

— Ничего страшного не произошло, скоро и вы так будете летать.

— Я? Помилуй и сохрани меня Бог! Ни за что! А если я свалюсь оттуда
кому-нибудь на голову?

Олесь и мама смеялись. Тетя Паша, представив нарисованную такую картину,
тоже рассмеялась.

— Так что же это, Олесь? — не унималась тетя Паша.

— Это новый вид транспорта, так скоро все летать будут, — стал пояснять
Олесь.

— И как скоро это случится?

— Как вам сказать? — Он задумался. — На это уйдут еще годы, а, может,
десятилетия.

— Но мне, по старому знакомству, ты позволишь сделать это раньше, а то еще,
чем черт не шутит, не доживу.

— Ваше желание — закон для меня. В одно из ближайших воскресений я приглашу
вас на такую прогулку.

— Такой же голой, как они? Ни за что! — категорически отказалась упрямая
женщина.

Олесь с мамой хохотали до слез. Вернулись с прогулки Танюша с Алисой.
Татьяна держала сумку с грибами, в ручонках Алисы был довольно крупный
крепкий боровик.

— Папа, смотри! Мама говорит, что это царь грибов. Правда?

— Правда, доченька, правда! Смотри, какой он красивый. И супчик из него не
потемнеет.

— Так, вы мне сумку освободите, а то у меня еще много дел, — заторопилась
тетя Паша.

Екатерина Дмитриевна схватилась за сумку. Да не тут-то было. Она ее от полу
не могла оторвать.

— Сынок, помоги, — обратилась она к Олесю.

Олесь подошел к сумке и с трудом поднял ее:

“Надо бы сделать несколько простейших Ан-тонов, чтобы так женщины не
надрывались”, — подумал он.

SetLinks error: Incorrect password!

Наши анонсы:
  • Литературная сеть Общелит и ВПТ Стихофон.ру
  • Туризм в Израиле Водопады, крепости, пещеры.
  • Недвижимость Израиля
  • Литература, музыка, кино, образование
    Реклама:

    Литературная сеть - поэзия, стихи, критика


  • Современная проза, публикация рассказов и повестей
  • ПСС саратовской поэтессы Веры Боголюбовой
    Все права защищены законом, при цитировании материалос сайта ссылка на источник обязательна. Copyright ©Vera Bogolioubova All rights reserved